Биржевые индексы
Регион SIBIR

Эксперт Фролов: Просьба новых льгот для НПЗ адекватна и ожидаема

Эксперт Фролов: Просьба новых льгот для НПЗ адекватна и ожидаема
Чуть более двух месяцев прошло с момента запрета экспорта бензина на фоне атак на российские НПЗ, а правительство уже временно отменило этот запрет. Но нефтекомпании теперь просят новые льготы для нефтепереработки. Несмотря на сохранение плана-графика ремонтов и предстоящий высокий сезон спроса, сегодня правительство РФ не видит проблем с насыщением отечественного рынка топлива, подчеркивая, что сохранит запрет вывоза бензина за рубеж как инструмент для балансировки рынка. Между тем российские нефтяники просят ряд послаблений, которые эксперты считают обоснованными. У нас отмена! Чуть более двух месяцев прошло с тех, пор как правительство отказалось от запрещения экспорта. Решение о запрете экспорта бензина с марта по август было введено в феврале на фоне атак дронов на российские НПЗ. В марте атаки даже участились, но, очевидно, что российские компании смогли справиться. Как заявил 7 мая вице-премьер РФ Александр Новак, внутренний рынок бензина не просто насыщен, а уже перенасыщен, и правительство изучает временное снятие эмбарго. «Минэнерго сейчас предлагает рассмотреть вопрос, чтобы разрешить экспорт бензина на какой-то период, чтобы потом не иметь дефицита. На сегодняшний день меры, которые были приняты с 1 марта по закрытию экспорта, сработали в полном объеме. Рынок насыщен и даже перенасыщен», — сказал чиновник. Вслед за анонсом такого шага цены на топливо на бирже снова начали подниматься. Но правительство было уверено, и в третьей декаде мая запрет был снят сроком до 30 июня с момента опубликования постановления. «Внутренний рынок полностью обеспечен предложением и насыщен моторным топливом. Были восстановлены объёмы переработки на НПЗ, улучшена общая ситуация с доставкой нефтепродуктов до потребителей, полностью удовлетворены потребности регионов страны. Запасы, сформированные на НПЗ и нефтебазах, составляют около 2,1 млн тонн автомобильного бензина и 4 млн тонн дизельного топлива, что позволяет полностью покрыть потребности внутреннего рынка», — уверяло Минэнерго. Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов полагает, что снятие эмбарго было обоснованным. «Судя по статистике, бензина достаточно. Есть маркер, который говорит, что статистика верна: периодически мы наблюдаем падение котировок, которое напрямую не связано с действиями нефтяников, правительства — просто люди наталкиваются на отсутствие ажиотажного спроса, и цены падают», — считает он. По мнению эксперта, предпосылок роста цен на АЗС нет. Нет обнулению! Вместе с тем нефтяники запросили новых послабляющих мер. Так, «Роснефть» вышла с предложением о введении моратория на обнуление топливного демпфера на время стабилизации ситуации на топливном рынке либо увеличения диапазона отклонения биржевых цен от эталонных для получения выплат по демпферу. Сейчас в формуле топливного демпфера (призван компенсировать разницу между экспортными и внутренними ценами, чтобы регулировать цены в РФ), установлено, что если в среднем за месяц оптовые цены превышают на 10% по бензину и на 20% — по дизтопливу определенную цену, установленную в Налоговом кодексе, то демпфер не выплачивается. В прошлом году такая ситуация случилась в октябре. По мнению Фролова, данная мера была направлена на контроль нефтяников, но сейчас она действует против них. «В текущей ситуации нефтяные компании столкнулись с ударами по НПЗ — от них требуется внедрить дополнительные меры защиты НПЗ, перестроить на некоторых заводах, которые подверглись ударам, производственные процессы, и при этом им приходится учитывать в своей работе зачастую излишнюю активность участников торгов на СПбМТСБ», — сказал он. Участники торгов с января, опасаясь возможного дефицита (из-за атак дронов и аварии на Нижегородском НПЗ — прим. ред.), стали делать дополнительные запасы. «В отсутствие высокого текущего спроса это привело к созданию запасов и росту котировок. И нет никакой гарантии, что их активность не приведет к тому, что за некий налоговый период средние котировки не превысят эталонные цены топлива, установленные в НК. Будет ли это означать, что нефтяники не докладывают бензина? Нет», — сказал эксперт, подчеркивая, что нефтяники оказываются не при чем и не могут напрямую воздействовать на эти котировки. Фролов напоминает, что демпфирующая надбавка играет две роли — поддержания рентабельности нефтепереработки и модернизация НПЗ, а также финансовой подушки безопасности, обеспечивающей стабильность розничных цен в рамках договоренности правительства с нефтяниками, что они будут сдерживать рост цен на АЗС в рамках темпов инфляции. «Эффективно ли тогда сработало обнуление для рынка? Нет, оно не помогло. Нефтяники сдерживали свое обещание удерживать цены на АЗС, даже когда независимые наращивали», — сказал он, полагая, что просьба нефтяников о введении моратория выглядит вполне адекватной. Замминистра финансов РФ Алексей Сазанов подчеркнул, что окончательное решение по вопросу будет за вице-премьером РФ Александром Новаком. «Позицию свою мы написали, что там есть вопрос, связанный с изменениями сроков ввода в эксплуатацию отдельных объектов основных средств по инвестиционным соглашениям, продления действия обратного акциза. Сказали, что если есть какие-то чрезвычайные обстоятельства, то можно наделить правительство полномочиями продлевать соответствующие сроки. Вот и все, что мы написали», — сказал замглавы Минфина. По мнению Фролова, необходимость продления сроков выполнения инвестсоглашений с Минэнерго по модернизации НПЗ очевидна, поскольку с 2022 года Евросоюзом были введены санкции, запрещающие поставлять оборудование для нефтепереработки, услуг и технологий. «Так как отчасти модернизация наших НПЗ базировалась в том числе и на поставках оборудования из недружественных стран, процесс модернизации в РФ должен был несколько затянуться. Данная просьба более чем адекватна и более чем ожидаема», — сказал он. Настороже! По оценке МЭА, мировой рынок нефтепродуктов тоже перестал быть напряженным: цены на дизтопливо и керосин рухнули, контракты с поставкой на месяц на NYMEX перешли в контанго после нескольких лет бэквордации, а маржинальность НПЗ упала почти до двухлетнего минимума. В то же время Россия в марте снизила экспорт нефтепродуктов на 200 тыс. баррелей в сутки к февралю, а в апреле — еще на 400 тыс. б/с к марту. В апреле доходы РФ от экспорта топлива снизились на 18% к марту. России нужны экспортные доходы, поэтому решение о снятии запрета на экспорт выглядит адекватным. Больше всего в этом заинтересован «Сургутнефтегаз», который экспортирует почти весь бензин ввиду своего территориального расположения. Но, судя по итогам последнего штаба по нефтепродуктам у Новака, вместе с необходимым экспортом, обязательно вылезает и «серый» экспорт, когда непроизводители покупают топливо на бирже, за которое государством уплачен демпфер, и экспортируют его. 7 мая, когда появилась первая официальная информация о том, что запрет на экспорт может быть снят, бензин А-92 стоил 45,7 тыс. рублей за тонну, бензин А-95 — 52,1 тыс. рублей за тонну, а летнее дизтопливо — почти 60 тыс. руб./т. На 28 мая стоимость топлива выросла на 3-4%: по бензинам А-92 — до 47,3 тыс. рублей за тонну, А-95 — на 53,5 тыс. руб./т, дизтоплива — до 62,3 тыс. руб./т. С начала года цены выросли на 17%, на 22%, на 19,2% соответственно. Господин Фролов отмечает, что рост цен с начала года был связан в основном с паникой на бирже, вызванной ударами по НПЗ. «Учитывая, что январь–февраль — это сезон низкого спроса, рост котировок начался с самой низкой базы. После введения запрета на экспорт было снижение котировок, но как только пошли слухи, что экспорт будет отменен, рост котировок возобновился. Рост котировок на бензин наблюдался до разрешения экспорта, а потом началось снижение и продолжается до сих пор», — комментирует он. При этом, отмечает эксперт, снижение котировок после начала экспорта нельзя объяснить увеличением производства: нет ажиотажного спроса. «Самое смешное — это положение дизельного топлива. Понятно, что дизель дорожал, как и бензин, в первом квартале из-за панических настроений, но как можно рационально объяснить рост цен на дизтопливо на фоне информации о прекращении эмбарго на экспорт бензина — логики в этом не вижу», — сказал Фролов. Светлана Кристалинская