Биржевые индексы
Регион SIBIR

Митрахович: Энергопереход вызовет смещение мировых центров нефтепереработки

Митрахович: Энергопереход вызовет смещение мировых центров нефтепереработки
Аналитики обещают снижение нефтеперерабатывающих мощностей, однако в перспективе это будет большей проблемой потребителей топлива, чем экспортеров нефти. В последние годы мировая нефтепереработка претерпевает некоторые изменения, вызванные переформатированием логистики поставок нефти, которые последовали за санкциями против России. Играет роль, особенно в Северной Америке и Европе, и «зеленая» повестка, отпугивающая инвесторов от этой отрасли. В сумме эти и другие факторы, как считают аналитики из Wood Mackenzie, угрожают закрытию почти 20% мощностей НПЗ по всему миру к 2030 году. «120 из 465 нефтеперерабатывающих активов включены в список с высоким, средним или низким риском закрытия на основе прогнозов чистой денежной прибыли (NCM)», — говорится в отчете. Почему наибольшие риски закрытия именно в Европе, как это отразится на мировом топливном рынке, выиграют или проиграют от этого поставщики нефти, включая Россию? Неравномерное состояние отрасли по регионам Перспективы нефтепереработки в разных регионах мира довольно разные. В России она незначительно сократила объемы, но по большей мере из-за внешних факторов, а точнее, из-за ударов БПЛА и санкций со стороны Запада, которые усложняют ремонт и модернизацию объектов. В Индии, напротив, объемы производства нефтепродуктов растут благодаря целому ряду позитивных факторов: автопарк страны увеличивается, подстегивая рост спроса на топливо; Европа выбирает все больше экспортных мощностей индийских НПЗ; РФ предлагает заводам в этой стране нефть по привлекательным ценам. В начале 2024-го в Министерстве нефти и газа Индии заявили, что к 2028 году перерабатывающие мощности страны увеличатся на 56 млн т в год. Это соответствует общему увеличению мощностей на 22%, или 1,12 млн б/с. В КНР близится к завершению программа по увеличению объемов нефтепереработки до 1 млрд т в год, т. е. рост мощностей пока еще есть, но вскоре он остановится. В то же время в США нефтеперерабатывающая отрасль находится в некоторой стагнации или даже упадке. С 2020-го по 2022 год страна потеряла почти 1,1 млн б/с мощностей. При этом новых НПЗ в США никто не строит, а лишь модернизирует некоторые из них. С 2020 по 2023 гг. в стране закрылось 6 НПЗ. Случай с объектом, принадлежащим LyondellBasell, является ярким примером того, как «зеленая» политика администрации Джо Байдена негативно влияет на отрасль. Компания Lyondell объявила о продаже своего НПЗ в Хьюстоне еще в сентябре 2021 года. Но из-за стоимости ремонтных работ она не могла его продать вплоть до конца 2023 года. Сделала она это ради своих новых «зеленых» целей по дальнейшему внедрению замкнутого цикла производства пластмасс, сосредоточив внимание на сокращении выбросов СО2. Еще сложнее ситуация в Европе. Аналитики WoodMac в своем отчете особо подчеркнули, что в Старом Свете дела в отрасли хуже всего. Из находящихся под разной степенью риска закрытия мощностей НПЗ с суммарным объемом мощностей в 19,95 млн б/с (почти 20% мощностей всего мира в 2023-м) большая часть расположена именно в Европе. В этом объеме доля именно европейских объектов, которые вскоре могут перестать работать 45%. «Нефтеперерабатывающий сектор окажется под давлением в среднесрочной перспективе, рентабельность бензина снижается, необходимость декарбонизации возрастает. Это повлияет на операционные расходы в Европе до такой степени, что закрытие может быть единственным вариантом», — уверены в WoodMac. С 2009 года, если верить аналитикам из Concawe (штаб-квартира в Брюсселе), около 30 европейских НПЗ уже остановились, а работающих осталось примерно 90. Более того, Старый Свет еще и теряет рынки сбыта в Африке. В Нигерии наконец, пусть и серьезным опозданием, в январе этого года начал работу крупный НПЗ в Данготе с мощностью переработки в 650 тыс. б/с). По оценкам многих экспертов, он может положить конец десятилетней торговле бензином из Европы в Африку на сумму $17 млрд в год. Как это отразится на экспортерах нефти? Для поставщиков черного золота на мировой рынок ситуация с потенциальным падением нефтеперерабатывающих мощностей вряд ли станет критической проблемой. Причем речь идет практически о всех экспортерах, включая Россию. Во многих аналитических агентствах и государственных ведомствах прогнозируют дефицит предложения нефти на рынке. К примеру, в МЭА говорят (апрельский отчет), что страны, не входящие в ОПЕК+, во главе с США, намерены стимулировать рост мирового предложения до 2025 года. В 2024 году прогнозируется рост мировой добычи на 770 тыс. б/с, до 102,9 б/с. Однако в агентстве тут же признают, что на фоне снижения добычи ОПЕК+, относительно медленного роста производства в США и ряда других факторов, в мире в этом году все же будет дефицит предложения, а не профицит. В Минэнерго США и вовсе заявили, что в что дефицит предложения нефти во II квартале увеличится до 0,9 млн б/с. Чуть меньшие цифры звучат от финансовых организаций в Штатах. В Bank of America прогнозируют дефицит предложения черного золота в 450 тыс б/с во II и III кварталах этого года. Кто бы из них не оказался больше прав, в любом случае экспортерам черного золота нет смысла беспокоиться о сбыте своего товара, поскольку все в итоге жду дефицита, а не профицита. О проблеме падения мощностей мировой нефтепереработки есть повод переживать потребителям топлива в различных регионах мира. Падение производства чревато снижением предложения, следовательно, за поставки нефтепродуктов на отдельных рынках покупателям придется бороться. Впрочем, это снижение уже происходит, о чем говорят в МЭА. В агентстве прогнозируют, что мировая производительность НПЗ вырастет на 1 млн б/с (до 83,3 млн б/с) в 2024 году, что на 160 тыс. б/с меньше, чем в отчете за прошлый месяц. Как отметил в комментарии для «НиК», эксперт ФНЭБ и Финансового университета Станислав Митрахович, WoodMac, по сути, говорит о том, что нефтеперерабатывающая отрасль в разных регионах мира со временем будет сильно отличаться по динамике развития (либо стагнации). Будет часть мира, где отрасль активно развивается — это страны в первую очередь вне ОЭСР. Там будет расти спрос на моторное топливо и другие продукты нефтепереработки, включая нефтехимию. Внутри этих стран тоже будет разная динамика. «В странах ОЭСР будет обратный эффект, если только тренды на переход электромобилей, вдруг резко не остановится и не откатится назад идея энергоперехода. В целом, если количество даже гибридов станет на Западе больше, то мощности НПЗ действительно станут угасать. На мировом топливном рынке это отразится смещением основных центров нефтепереработки. В Европе НПЗ будет все меньше, а в Китае, Саудовской Аравии и ряде азиатских стран — все больше», — говорит эксперт. Что же до влияния такого процесса на экспортеров нефти, то по мнению Станислава Митраховича, все будет зависеть от роста спроса на черное золото. Он подчеркнул, что пик спроса на черное золото многие обещали еще в 2019 году. Увы, но 2019-й прошел, а пик спроса еще не установлен. «Не исключено, что спрос на нефть будет расти в ближайшие несколько лет. Только потом будет плато, а потом уже снижение. Так что экспортерам нефти, несмотря на изменения в мировой нефтепереработке, возможно, еще 10-20 лет монетизировать свои запасы. Кстати, России переживать о том, что европейский рынок находится в серьезной зоне риска потери нефтеперерабатывающих мощностей, не стоит. Все равно из-за эмбарго он для РФ закрыт. Россия все равно больше поставляет как раз в страны вне ОЭСР», — заключил эксперт. Илья Круглей