Биржевые индексы
Регион SIBIR

Налоговый фокус: почему растут поступления в бюджет РФ от нефтегаза?

Налоговый фокус: почему растут поступления в бюджет РФ от нефтегаза?
Нефтегазовые доходы бюджета растут: дело не только в том, что РФ научилась обходить санкции Запада, и даже не в растущей цене нефти, включая сорт Urals. Доходы от налогов, поступающих из нефтегазового сектора в бюджет РФ, всегда играли крайне важную роль. В последние годы страны Европы, США и их партнеры стараются их максимально снизить. Получается с переменным успехом, однако если посмотреть на доходы от налогов из этой сферы деятельности в 2024 году в РФ, то возникают некоторые вопросы. Санкций больше, а доходы растут? В I квартале этого года, по сообщения Минфина России, федеральный бюджет РФ получил 2,9 трлн рублей нефтегазовых доходов. Это на 79% больше, чем показатель I квартала 2023-го. Доходы от отрасли составили 2928 млрд рублей. В Минфине уверяют, что рост произошел преимущественно за счет увеличения цен на российскую нефть, а также «за счет единовременного поступления в феврале доплаты по НДПИ на нефть за IV квартал 2023 года». Последнее, говорят в ведомстве, связано с изменением законодательства в части возмещения акциза на нефтяное сырье. Картина довольно интересная и местами противоречивая. Во-первых, есть весьма спорный момент, что поступления от нефтегазовых доходов РФ выросли на 79%, в первую очередь, за счет увеличения стоимости черного золота. Безусловно, если посмотреть на статистику цены Urals с начала этого года, то мы увидим рост. Но он не настолько сильный, чтобы говорить о серьезном увеличении поступления налогов от доходов нефтегаза. Даже если мы возьмем разницу минимальной цены нефти в этом году (в январе было $56 за баррель) и максимальной (в начале апреля $84), то в процентном соотношении рост составит почти 30%. Это вряд ли обеспечило бы рост поступления доходов от нефтегаза в этом квартале на 79%. Что интересно, в Минфине прогнозируют, что ситуация с поступление нефтегазовых доходов и дальше будет на примерно таком же уровне, т. е. превышающим их базовый размер. Как минимум, считают министерстве, так продолжится еще несколько месяцев. И это при том, что против российского экспорта нефти и нефтепродуктов работают санкции, инициированные G7, а США, Евросоюз и Великобритания постоянно расширяют «черный список», добавляя в него все больше танкеров из «теневого флота», а также компаний, которые ими владеют. В сумме за последние 2 года Вашингтон ввел рестрикции в отношении более чем 500 физических и юридических лиц, а 90 компаний включены в санкционный список по линии Минторга США. Несмотря на то, что ограничительные меры не коснулись экспорта газа, проекты по производству СПГ (в частности «Арктик СПГ 2) де-факто пострадали от таких действий. Проект, правда, уже готов отгружать сжиженный газ для экспорта, но этому препятствует нехватка СПГ-танкеров, которые южнокорейские верфи из-за санкций не могу никому продать. Ловкость рук и все же немного магии Как же тогда в условиях, когда рестрикции становятся все жестче, налоги от нефтегаза РФ увеличились на столь значимый показатель? Добыча нефти в стране за последний квартал и даже за год существенно не увеличилась. Более того, в рамках соглашения ОПЕК+ РФ ее уменьшает. Как рассказал в беседе с «НиК» независимый эксперт Борис Луцет, помимо ценовой динамики определенную роль в повышении нефтегазовых доходов сыграл дополнительный НДПИ на нефть, который призван компенсировать возврат полного демпфера с сентября прошлого года. Стоит напомнить, что его сумма рассчитывается на показателях октября-декабря, но уплата была произведена в феврале. Таким образом, было как бы «легализовано» увеличение налога задним числом. Эксперт подчеркнул, что значительное влияние на текущие суммы НДПИ оказывают ценовые налоговые маркеры, которые учитывают не фактические цены реализуемого продукта, а установлены законом в привязке к дисконту к мировым маркерным сортам. Как известно, правительство уточнило прогнозный дисконт лишь 22 марта (постановление № 363). Определенный вклад должен был внести и НДД, срок уплаты которого за прошлый год приходится на первый квартал года текущего (не позднее 28 марта). «Также не стоит забывать, что 1 января текущего года завершился налоговый маневр, в соответствии с которым экспортные пошлины обнулились, а НДПИ вырос. Вклад этого фактора в рост налоговых поступлений (налоговой нагрузки) в отчетности традиционно публично не раскрывается ни Минфином, ни иными органами власти. Исходя из этого можно сказать, что, помимо роста цен, при анализе структуры роста нефтегазовых доходов следует учитывать и иные факторы, среди которых особое внимание стоит обратить на очередную „нашлепку“ в нефтяном НДПИ. Я бы подчеркнул, что повышение НДПИ задним числом — это крайне неприятный момент для налоговой и правовой системы, в какую бы благообразную форму оно не облекалось. Потому что тиражирование такой практики (а это уже не первый аналогичный случай в нефтянке) не может привести ни к чему хорошему в будущем. Также будем надеяться, что узнать об официальной оценке налогового маневра и его влияния на бюджетные поступления и экономику отрасли мы сможем в обозримом будущем», — резюмировал автор телеграм-канала «Луцет».