Биржевые индексы
Регион SIBIR

Почему США не могут отказаться от поставок ядерного топлива из России

Почему США не могут отказаться от поставок ядерного топлива из России
Эксперт Кондратьев рассказал, почему Вашингтон не может решить проблему деньгами, а на рынке Америки нет конкурентов для «Росатома». США остро зависят от российского урана в качестве топлива для своих ядерных реакторов. Такой вывод был сделан в последнем докладе Госдепа по вопросам нацбезопасности Соединенных Штатов. В докладе также говорится, что США «не являются доминирующей страной в сфере поставок ядерных технологий, а ведущим игроком на рынке реакторов и ядерного топлива стала Россия». Слово «стала», очень сильно притянуто за уши, потому как РФ в лице «Росатома» с его огромным портфелем заказов на постройку, модернизацию и снабжением ядерным топливом (ЯТ) атомных станций по всему миру уже давно является, а не только что стала важнейшим игроком на мировом рынке атомной энергетики. Но почему США ничего не могут с этим сделать, хотя в прошлом году даже был одобрен законопроект о прекращении поставок из РФ? Сможет ли Вашингтон найти альтернативу в лице других стран вроде Казахстана или хотя бы за счет отдельных компаний вроде французской Orano, у которой появились новые планы на территории Штатов? Вашингтон хочет решить проблему деньгами Однако в отрасли атомной генерации США есть, по мнению Вашингтона, серьезная проблема, и речь даже не о том, что многие АЭС давно нуждаются в модернизации, а Белому дому больше интересны вложения в проекты ветрогенерации и солнечных панелей. Проблема в ядерном топливе для реакторов, которое приходится в огромных количествах закупать у России. На недавней конференции G7 помощник министра по ядерной энергетике Кэтрин Хафф заявила, что около 20% топлива, используемого ядерными реакторами США, завозится по контрактам с российскими поставщиками. А ведь есть еще и посредники. По некоторым оценкам, доля российского ядерного топлива на рынке США достигает трети. В декабре 2023-го палата представителей Конгресса США одобрила законопроект о введении запрета на импорт низкообогащенного урана российского происхождения. Он должен будет действовать вплоть до 2040 года. Вполне логичный шаг после того как в октябре 2023-го администрация президента США Джо Байдена запросила у Конгресса $2,2 млрд на увеличение мощностей по обогащению урана в стране, чтобы «не зависеть от российских источников». Увы, но в случае с атомной энергетикой излюбленный Белым домом подход «залить проблему деньгами» не сработал. И дело даже не в том, что их может оказаться недостаточно для данной задачи. Дело во времени, отсутствии в нужном количестве кадров, инфраструктуры для добычи урана, его наличии и предприятий по обогащению. Поиск альтернативных источников тоже не увенчался успехом. В Госдепе не впечатлены даже заявлениями главы Минэнерго Казахстана Алмасадама Саткалиева, который 26 марта встретился с сенатором США Стивом Дейнсом, и пообещал, что Астана ведет активную работу по наращиванию обеспечения американских энергетических компаний казахстанским природным ураном. Не вдохновили Вашингтон и сообщения от французского производителя Orano, который сообщил о желании реинкарнировать план строительства завода по обогащению урана в Штатах. Компания добывает уран в Канаде, Казахстане и Нигере (где, правда, в последнее время с этим большие проблемы) и имеет пока единственный завод по обогащению топлива во Франции. Проект для обогащения урана в США еще даже не на бумаге, а просто в сообщениях для пресс-релизов. Остаются еще поставщики из Канады и британская Urenco, которая недавно заявила, что очень ждет запрета на российское ЯТ, чтобы занять долю рынка «Росатома» в Штатах. Но закроет ли она пятую часть потребностей США, а тем более треть, — неизвестно. У Urenco покупатели, помимо США, еще в 14 странах, и она снабжает топливом европейские АЭС. Именно поэтому в законопроекте, который приняла Палата представителей США, есть весьма серьезная оговорка, которая де-юре дает полномочие главе Минэнерго США по согласованию с госсекретарем и главой Минторга отменить данный запрет. Официальный повод для исключения — «если другие источники поставок урана окажутся недоступны или если импорт российского топлива будет отвечать национальным интересам США». Почему российское топливо на рынке нельзя «подвинуть»? В британской и американской прессе еще в начале этого года писали о том, что запрет на импорт обогащенного урана из РФ введут в США в 2024 году. Но какой в этом смысл, если исключения в законопроекте делают его бесполезным? Сколько бы ни говорили конгрессмены, Байден и разные сенаторы, что надо отказаться от поставок из РФ, Вашингтон пришел к тому, что открыто говорит о нереалистичности такой цели. Причем именно по экономическим причинам. Производители (не только американские) обогащенного урана не стремятся вкладывать в организацию обогащения на территории США без гарантий достаточных объемов заказов. А с этим проблемы, поскольку «зеленая» политика Байдена обходит стороной отрасль атомной генерации. Одобренный в конце марта кредит от федерального правительства в размере $1,5 млрд на возобновление работы АЭС в Мичигане — это событие-аномалия, а не рядовые будни в США. Отрасль редко получает такие стимулы к развитию. В беседе с «НиК» старший эксперт Фонда «Институт энергетики и финансов» Сергей Кондратьев отметил, что «Ростатом» контролирует крупные запасы урана не только в РФ, но и в Казахстане через своих дочерние структуры, а также имеет устойчивые связи с другими добытчиками, включая Узбекистан. «Проблема для США намного шире, чем кажется. Уран, который добывается в Казахстане, ведь попадает в РФ, чтобы пройти там обогащение. В итоге это уже ядерное топливо с российским следом. Изменить такие потоки внутри мировой индустрии обогащения крайне сложно. Россия — один из крупнейших обладателей мощностей по обогащению урана для АЭС. Ее доля настолько велика, что для мирового рынка ее исключение чревато обвалом и большими проблемами для потребителей», — рассказал эксперт. Сергей Кондратьев напомнил, что США в 1990-х и 2000-х гг. сокращали добычу урана и свои мощности по его обогащению, активно переходя на поставки из РФ, поскольку экономически это было выгоднее. Сейчас восстановить все эти проекты компании из Штатов, в теории, могли бы. Но это огромные траты, а их реализация займет годы. «Мы часто слышали из Вашингтона оптимистические прогнозы о том, что и добычу, и обогащение якобы наладят через 3-5 лет. Но это все популизм. В реальности подобные задачи решаются не менее чем лет за 10. Всегда есть проблемы с правительственными организациями по сохранению окружающей среды, от которых надо получить необходимые разрешения. Все это может сильно увеличить срок»,  — объяснил эксперт Фонда «Институт энергетики и финансов». Эксперт подчеркнул, что в ближайшие 5-7 лет на мировом рынке конкуренция потребителей за поставки ядерного топлива усилится, поскольку в Азии вводится в эксплуатацию все больше АЭС, да и в Европе с Америкой многим станциям продлевают срок эксплуатации. «Да, в Казахстане увеличивается добыча. Но по всему миру она, наоборот, сокращается. Посмотрите на тот же Нигер. При всем этом компании из среднеазиатской республики все равно приходят в РФ для обогащения урана. Астана в таких условиях вряд ли сможет как-то ощутимо „подвинуть“ РФ на рынке США. Что касается других поставщиков, вроде французской Orano, то ее проект в Америке слишком незначителен, чтобы говорить о серьезной конкуренции с „Росатомом“. Да и проекты Orano пока что только на бумаге, а топливо для АЭС нужно каждый день»,  — заключил Сергей Кондратьев. Илья Круглей